Tuesday 23rd of July 2024

ОМОН-овец был главарем банды, пока сам не стал главной целью «сослуживцев». Он сильно насолил корешам

Статистика – неумолима и безжалостна. Количество тяжких преступлений в России в 90-х неуклонно и угрожающе растет, цена человеческой жизни падает. Правоохранительные органы России пока не в состоянии обуздать преступность. Самое страшное в том, что общество привыкает к уголовщине как к неприятной, но неизбежной части жизни. Но в неписанном бандитском кодексе существуют свои правила, среди которых негласный закон: «Не вступать в прямой конфликт с представителями силовых структур». Каждый такой случай воспринимается как прямой вызов всему обществу.

Это заключительная часть истории уголовного дела о нападении на семью влиятельного министра. Советуем начать с первой, чтобы быть в курсе всех подробностей этого запутанного дела: *ссылка на первую часть*

Неожиданно к Данилову явился с повинной некто Топорков и рассказал, что тоже входил в группу Малышева-Култашева, но на второстепенных ролях: занимался сбором информации и наблюдениями. Топорков надеялся легко отделаться, но в ходе расследования выяснялись все новые и новые подробности, и Топорков был вынужден рассказать еще о двух заказных нападениях, совершенных группой Малышева-Култашева.

В группе было заказано убрать предпринимателя Вышанского, жившего в доме №34 на первом этаже. Вознаграждение в 1,5 тысячи долларов, превышающее в несколько раз зарплату квалифицированного рабочего, показалось тогда Малышеву и Култашеву фантастическим. Дело было поручено все тому же Пешкову. Пешков бросил в окно квартиры ручную гранату, и лишь по счастливой случайности люди не пострадали. И опять преступление осталось нераскрытым.

Следующий заказ – ликвидация коммерсанта Самарина – Малышев и Култашев снова поручили Пешкову. Пешков же передоверил дело своему должнику, некоему Широбокову, и тот, чтобы погасить долг в тысячу долларов, согласился. Но Широбоков не был профессиональным киллером и совершил ошибку: оставил в живых свидетельницу преступления – жену коммерсанта. Теперь участь самого Широбокова была решена – исправить ошибку должен был Пешков.

Боевой арсенал группы постоянно пополнялся, а безнаказанность преступлений, совершенных за короткое время, придавало этим молодым людям чувство уверенности. И когда на их пути встал предприниматель Мекил Тадзе, попытавшийся завладеть частью дохода от автомойки, Малышев и Култашев недолго соображали, что им нужно делать. Мекил Тадзе был убран на станции автосервиса в присутствии всех членов группы Малышева-Култашева.

Первым, по словам Топоркова, выстрелил все тот же Пешков. Тело, сгоревший джип, ботинок и монета достоинством в один рубль – все, что осталось от коммерсанта Мекил Тадзе.

Следствие использовало все возможные каналы, чтобы найти двух все еще скрывавшихся киллеров Николая Перевощикова. Были задействованы все оперативные источники, опрошенные, родственники и знакомые подозреваемых взяты под особое наблюдение. Слежка была установлена в местах их наиболее вероятного появления. Фотографии подозреваемых были розданы всем сотрудникам милиции. И вот, наконец, удалось выйти на человека, который указал адрес, где скрывался один из них. Так был арестован подозреваемый в нападении на семью Перевощиковых – Гришаев. Оставалось найти последнего – Малышева.

А тем временем были перехвачены несколько записок Бориса Култашева, которые он пытался передать арестованным поддельщикам. Култашев указывал, как надо вести себя на допросах, чтобы запутать следствие и исключить свое участие в заказных нападениях. Он все еще мнил себя суперменом, как на воле, когда он, похваляясь близостью к полковнику Перевощикову, мог почти открыто носить оружие и соперничать за лидерство в группе с Малышевым.

Лидерство – это контроль над людьми и деньгами, это власть, это уважение в криминальном мире. Уголовный мир Ижевска уже хорошо знал, что группе Малышева-Култашева можно поручить самое грязное дело, и они его выполнят. Поэтому, когда в начале октября 1994-го года Култашеву предложили устранить трех коммерсантов, он назвал сумму, значительно превышающую его первоначальные гонорары. Определенная им сумма в 18 тысяч долларов за жизнь троих человек примерно в десять раз превышала годовую зарплату тестя.

Ничего не сказав об этом заказе Малышеву, Борис Култашев предложил за выполнение заказа уплатить Топоркову 7 тысяч, а остальные 11 тысяч взять себе. Но перетрусивший Топорков кинулся к Малышеву. И вот тут взбешенный Малышев собрал всех членов группы на конспиративной квартире, и стал доказывать, что их жизни висят на волоске: Култашев их предал, все рассказал своему тестю и теперь необходимо уничтожить и самого Бориса, и Перевощикова.

Эту расправу Малышев решил возглавить лично. С ним пошли Пешков, Гришаев и Вершинин. Ночью 8-го октября 1994-го года они поднялись по лестнице на шестой этаж. Малышева разыскивали еще несколько месяцев. Операция по его захвату была тщательно подготовлена и проведена успешно.

На допросах Малышев и Култашев все отрицали. Борис Култашев держался спокойно и с достоинством, при упоминании имени покойного тестя, Николая Перевощикова, подчеркивал, что тот был человеком кристально честным и о деятельности зятя даже не догадывался. Приговор Култашева окончателен и обжалованию не подлежит – 13 лет лишения свободы. Борис Култашев еще совсем молод, и он уверен, что жизнь не кончена. Но что он скажет своему сыну Руслану, когда придет время говорить?

Малышев, Гришаев и Пешков были приговорены к высшей мере наказания – расстрелу, но в связи с принятием моратория на исполнение приговоров смертной казни приговор был изменен на пожизненное лишение свободы.